Добавить в избранное Eng Rus Карта сайта Написать письмо
(495) 725-08-88
НА ГЛАВНУЮ О КОМПАНИИ ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ DOUBLEV ON-LINE АССОРТИМЕНТ КОНТАКТЫ

Интервью президента ГК «Дубль В» В.Ю. Сенаторова для портала Принт-форум

Мы будем рады появлению российской мелованной бумаги на рынке, но пока она существует только «на бумаге»

2013 год был богатым на события для полиграфической отрасли, в том числе и для бумажной торговли. Чтобы узнать о подробностях происходящего, Принт-форум задал несколько вопросов президенту Содружества бумажных оптовиков и президенту группы компаний «Дубль В» Василию Юрьевичу Сенаторову.

Каким стал 2013 год для компании «Дубль В», для оптовиков и для отрасли в целом?

Российская система бумажной дистрибуции, существующая уже 20 лет, выжила в кризис 1998 года, переживет она и текущую ситуацию. В настоящее время мы сталкиваемся с несколькими вызовами: это и девальвация рубля, тяжело отражающаяся на импорте, и общая стагнация экономики, которая приводит к снижению рекламных расходов и как следствие — снижению тиражей и закрытию периодических изданий, живущих за счет рекламы. В результате в 2013 году мы впервые наблюдали падение импорта мелованных бумаг на 10% к предыдущему году.

При этом складывающаяся геополитическая ситуация приводит к возвращению ряда заказов из Украины, где до недавнего времени печаталась большая доля упаковки и сухой этикетки. Естественное стремление обезопасить себя от возможных сложностей на границе и задержки платежей, наряду с ростом курсов валют дает толчок развитию российской полиграфии, как это уже случалось в 1998 году. Поэтому негативные факторы пока уравновешиваются позитивными. Но есть одна проблема, а именно — несправедливо завышенные ввозные пошлины на отдельные сорта бумаги, в частности на меловку, которая пока решается только временными мерами. Несмотря на обязательства по присоединению к ВТО, пошлины в очередной раз снижены временно — до 31 августа 2014 года. И это, конечно, дамоклов меч. Снижение или отмена пошлин абсолютно соответствует интересам отечественной полиграфии, а мы, оптовики — сервисное звено этой отрасли. Поэтому мы боремся за наведение порядка в этой области, так как снижение пошлин однозначно делает нашу полиграфическую отрасль более конкурентной, и возвращает заказы из-за рубежа.

Уже несколько лет бизнес оптовой торговли бумагой работает на минимальной рентабельности, позволяющей компаниям, содержащим всю необходимую инфраструктуру и честно платящим налоги и ввозные пошлины только выживать. Ситуация здесь схожа с положением типографий — издержки на ФОТ и арендная плата стремительно растут при постоянно падающей средней сумме и прибыльности заказов.

Прокомментируйте ситуацию с ввозными пошлинами и производством отечественной мелованной бумаги.

Для начала я хочу сказать, что ни я лично, ни компания «Дубль В», никто из членов СБО, не выступаем против выпуска в России бумаги самых высоких сортов. Более того, мы всегда поддерживали эту идею. И мы помним, что за последние 15 лет о начале выпуска российской мелованной или этикеточной бумаги заявлялось множество раз. И все 15 лет существовала заградительная пошлина 15%, из-за которой отечественная полиграфия развивалась лишь вопреки государственной политике.

При всем нашем положительном отношении к началу производства мелованной бумаги в России, нам не нравится, что одна единственная компания «Илим», на 50% принадлежащая американской корпорации, спекулируя на заинтересованности Правительства в развитии ЛПК, настраивает соответствующие ведомства таким образом, что ее небольшой проект стал частью государственной политики. За прошедший год нам, совместно с полиграфистами и издателями пришлось пройти через множество споров, отстаивая интересы отечественной полиграфии. То есть, с одной стороны — интересы одного предприятия, которое установило у себя подержанные бумагоделательную и меловальную машины и держит результаты запуска производства в тайне, а с другой — целая отрасль, которая не может беспрепятственно развиваться.

Нам также не нравится, что эта фирма начала с обмана. Ей был поставлен жесткий срок для начала производства мелованной бумаги, но как выяснилось позже, бумага, которая распространялась под видом отечественной меловки на выставке «Полиграфинтер», была привезена из Финляндии. Это был подлог. Заявленные количества компания не производит до сих пор.

Напрашивающийся вывод: старая машина, смонтированная под этот проект, не способна выполнять поставленные задачи.

Даже если оборудование, в конце концов, выведут на проектную мощность, оно сможет покрыть не более 10-15% внутреннего российского спроса. В условиях девальвации национальной валюты даже при нулевой пошлине ни одна импортная бумага не сможет конкурировать с отечественной продукцией.

Яблоко раздора именно в том, что одна фирма ради своих корыстных интересов, не покрыв существенную часть спроса, ставит в невыгодные условия все российские типографии — своих потенциальных клиентов. Мне кажется, что она их просто не уважает.

Почему это происходит?

Исторически сложилось, что полиграфическая отрасль в России относится не к производству и Министерству Промышленности и Торговли, а считается сферой услуг и традиционно относится то к Госкомпечати, то к Министерству культуры, и сейчас — к Министерству связи и коммуникаций и Федеральному агентству по печати (Роспечати). Эти ведомства понимают нужды полиграфии, и в тех комиссиях, где обсуждаются вопросы пошлин, к ним прислушиваются. Но Минпромторг имеет решающий голос.

По понятным причинам, спикерами в этой группе всегда были целлюлозно-бумажные комбинаты, потому что концентрация ресурсов и людей в них значительно выше — 12 комбинатов производят 80% всей продукции страны. Вдобавок, в ЦБП присутствует большие иностранные деньги, что редкость для типографий.

С другой стороны, в стране зарегистрировано около 7000 полиграфических предприятий, в которых работает около 200 тыс человек. Из них менее 1% имеют численность более 300 человек, а самая значимая группа имеет штат от 20 до 50 человек. Эти предприятия организованы на частные инвестиции, объем которых только в оборудование составил более 8 млрд. долларов США, не считая инженерии и коммуникаций! Массовая часть предприятий относятся к малому и среднему бизнесу. Как результат, до недавнего времени полиграфию не рассматривали всерьез при принятии стратегических решений.

В прошлом году, совместно с Минкомсвязи и Роспечатью нам удалось сделать важный шаг в направлении решения этой проблемы, а именно выделения полиграфии. В силу принятой еще в советские времена системы вертикальной интеграции отраслей, ЦБП и полиграфия по сей день относятся к разным сферам в ОКВЭД / ОКПД и в статистическом учете: ЦБП — к производству, а полиграфия — к услугам. Но при этом огромная часть полиграфической продукции причисляется к «изделиями из бумаги и картона» — это тонкая упаковка и этикетки. Этот объем до недавнего времени просто по умолчанию причислялся к ЦБП и растворялся там, и за счет этого ЦБП имела бОльшие показатели. Мы ввели отдельные коды ОКВЭД / ОКПД для такой продукции и теперь можем справедливо считать весь оборот полиграфии по официальному учету. И теперь, если сравнивать производство бумаг и картонов для печати с оборотом собственно полиграфии, — показатели печати превысят весь сегмент ЦБП! И это вполне логично и справедливо, ведь бумага и картон, хотя и высокий передел ЦБП, но для полиграфии — лишь сырье.

В этом смысле показательный пример — наши партнеры по Таможенному союзу Казахстан и Беларусь, не имеющие своей целлюлозно-бумажной промышленности, но активно развивающие полиграфию. В Казахстане, например, полиграфию недавно отнесли к производящим отраслям и подчинили Министерству промышленности, что сразу изменило отношение законодателей и чиновников к отрасли.

Как заставить законодателей услышать полиграфистов?

Чтобы полиграфистов услышали, нам необходимо консолидировать в отраслевой союз предприятия всей технологической цепочки: издательства, типографии, дистрибьюторов бумаги, распространителей книг и периодики. Издатели периодической печати и книжные издательства уже имеют свои отраслевые союзы и весьма сильные. Чтобы вовлечь сюда и полиграфистов, и упаковщиков нам предстоит большая работа.

Начинать нужно с крупных типографий, таких как ППК, МДМ, «ММ- Полиграфоформление», «ГОТЭК-Принт» и других. Мы уже сотрудничаем с этими компаниями. В частности, они оказывали поддержку в общей работе по снижению пошлин. Мы нашли полное понимание у крупных типографий, и я не вижу причин, почему остальные не смогут договориться между собой, чтобы совместно транслировать свои интересы. Ведь чиновники и предприниматели разговаривают на разных языках: нас интересует разумная целесообразность, чиновниками движет желание отчитаться по той или иной директиве. Поэтому, чтобы обеспечить интерфейс между нами, необходима консолидация усилий.

Какие аргументы вы используете в дискуссиях на высшем уровне?

Разговаривая с чиновниками, мы пытаемся объяснить, что заботясь об интересах ведомства, они иногда упускают из вида интересы государства. Ведь высокие пошлины на бумагу при нулевых или низких пошлинах на готовую продукцию способствуют уходу за рубеж заказов, которые могли бы поднять нашу полиграфическую промышленность и следом — бумажное производство. Каждое государство должно стремиться организовать на своей территории производства как можно более высокого передела, какими являются полиграфические предприятия по отношению к целлюлозно-бумажной промышленности.

Мы будем продолжать борьбу за снижение пошлин на постоянной основе, потому что это важно не только для нашего бизнеса, но и для 200-тысячной армии российских полиграфистов. Мы уверены, что это не нанесет никакого вреда производству мелованных бумаг и картонов в России. Более того, заградительные пошлины нарушают международные обязательства России по присоединению к ВТО.

Вопрос пошлин на бумагу затрагивает не только экономическую сферу, но и социальную. Повторное повышение пошлин подпишет смертный приговор ряду типографий и небольших издательств. Люди останутся без работы.

На самом деле, позиция большинства чиновников справедливая и состоит как раз в том, чтобы полиграфия работала без обременений. Вся конфронтация исходит от одного ведомства — Минпромторга России. В том числе, Минпромторг, не имея других аргументов, делает попытки обвинять бумажных оптовиков в якобы присвоении маржи от сниженной пошлины. Это просто смешно. Оптовики не меньше самих типографий заинтересованы в устойчивости полиграфии, это же наши продажи!

Каков экономический эффект снижения пошлин для российских оптовиков и типографий, судя по прошедшему году?

Самое ужасное — «качели» от низкой пошлины к высокой и наоборот в 2012-2013 гг. Финансовые потери очень чувствительны, поскольку отпускные цены в период роста пошлины не повышались. В который уже раз все издержки проглотили оптовики. Эффект в том, что с момента снижения пошлины в 2010 и 2011 году из-за рубежа вернулись некоторые заказы. И эти заказы мы пока удерживаем. Если пошлина повысится — они так же стремительно уйдут.

Возможно, российские производители мелованной бумаги думают о выходе на мировой рынок?

О выходе наших производителей мелованной бумаги на мировой рынок говорить также не приходится. За последние 15 лет в Азии было запущено огромное количество мощностей, которые в условиях снижения спроса стали избыточными. О международных рынках нужно было думать раньше. Но в 90-е годы российские ЦБК были приватизированы и проданы европейским и американским компаниям. Сейчас можно с уверенностью сказать, что возможность упущена.

Кроме этого, следует учесть, что получать мелованную бумагу приемлемой себестоимости можно только на больших современных машинах. Например, таких, которые работают на крупных европейских ЦБК 80-90-х гг. постройки, либо на новых китайских и корейских. Их расчетная производительность составляет 500 тыс – 1 млн тонн мелованной бумаги в год. Нетрудно догадаться, что проект группы «Илим» с проектной производительностью 70 тыс. тонн в год не сможет соревноваться с гигантами по себестоимости продукции.

Даже если рассматривать сценарий частичной или полной изоляции России от Европы и переориентацию на Восток в результате последний политических событий, можно быть уверенными, что Китай с великим удовольствием предоставит нам свою бумагу.

Какова доля бумаг из Азии и АТР на Российском рынке сейчас?

Доля импорта бумаг и картонов для печати из Азии в последний год превысила 17% (200 тыс. тонн). По целлюлозным мелованным бумагам доля Азии уже равна 44% (98 тыс. тонн), для сравнения, в 2002 году эта доля была всего 6% (3 тыс. тонн). Азиатские бумаги за 10 лет стали безусловной и абсолютной реальностью российского рынка.

По качеству китайские бумаги уже не уступают европейским. Более того, у большинства китайских производителей линейки целлюлозных мелованных бумаг начинаются от 80г/м2, что редко встречается у европейцев.

Импорт чистоцеллюлозной мелованной бумаги:

Год АЗИЯ Доля Азии ЕВРОПА Доля Европы Общий итог
2010 49 278 24% 153 473 76% 202 751
2011 73 633 37% 123 640 63% 197 273
2012 95 008 39% 50 1931 61% 245 200
2013 98 207 44% 124 585 56% 222 792

Как решается традиционная для азиатских поставщиков проблема финансирования?

В последнее время функции финансовых посредников для китайских поставщиков бумаги взяли на себя европейские трейдеры, имеющие доступ к дешевым деньгам и закупающие большие объемы материалов. Поэтому существовавшая ранее проблема финансирования практически решена.

В этом году Вы вновь избраны на пост президента СБО. Среди стратегических направлений работы заявлены экономическая безопасность бизнеса, таможенное администрирование и статистика. Что планируется сделать?

Одно из главных направлений деятельности СБО — борьба со злостными неплательщиками. Положение с дебиторской задолженностью сейчас сравнимо с 1998 годом, что в свое время стало причиной создания СБО. Мы реализуем конкретные меры по снижению рисков неплатежей: информационный обмен, выработка целевых решений, редакция списка неплательщиков на сайте СБО и др.

Во-вторых, мы ратуем за равные права для всех участников рынка и боремся с нарушениями, которые наносят вред всему бизнесу. Понятно, что чем выше пошлина, тем сильнее искушение ее обойти. На сегодня мы знаем несколько компаний, не входящих в СБО, серьезно нарушающих таможенные правила.

Мы планируем воспользоваться опытом коллег из Укрбумпрома, который стал источником информации о цене на различные сорта бумаги для украинской таможни. В ближайшее время будет организован диалог с таможней в пользу добросовестных импортеров, чтобы исключить факты недостоверного декларирования и занижений стоимости товара. Для крупных игроков станет возможной либерализация таможенных процедур, в частности, предварительное декларирование и выпуск товара по контрактной стоимости.

Статистика — постоянное направление работы СБО. Всем известно, что достоверной официальной статистики рынка бумаг просто нет. Содружество многие годы обрабатывает таможенную статистику и готовит аналитические отчеты. До недавнего времени эта информация была доступна только членам СБО. Теперь это коммерческий продукт, который мы предлагаем на договорных условиях. Таким способом мы пополняем бюджет СБО и направляем вырученные средства на общие для всего рынка проекты и мероприятия.

Эти направления — ключевые и для их реализации созданы комитеты на базе компаний-членов СБО.

Расскажите о стратегии «Дубль В» в сложившейся ситуации

Стратегия «Дубль В» сохранилась — поддержание самой широкой ассортиментной линейки материалов для полиграфии среди оптовиков. Мы выполняем функции интегратора, предлагая ассортимент материалов, необходимый для всей технологической цепочки производства печатных изделий. Для книг это и бумага, и переплетный картон, и ляссе, и каптал, и фольга для тиснения, и клей. То же самое для упаковки, этикетки, пластиковых карт и акцидентной продукции.

Помимо материалов повседневного спроса мы содержим ассортимент дизайнерских бумаг, специальных видов пластика и других редких материалов.

Какую долю российского рынка бумаги и картона занимает «Дубль В» на сегодняшний день?

По основным, мелованным бумагам и картонам, «Дубль В» — второй по величине игрок с объемом 42 тысяч тонн. А общий объем продаж превышает 65 тысяч тонн.

Оптимальна ли по количеству игроков, их масштабу, ассортименту, географии и другим факторам нынешняя структура рынка торговли полиграфическими сортами бумаги и картона, или она может претерпеть заметные изменения в недалеком будущем? Почему за всё время в отрасли не было ни одного факта слияния/поглощения?

Количество игроков превышает оптимальное. Попытки альянсов уже были, но они не состоялись по тем или иным причинам. Пока вместо крупных альянсов периодически возникают новые маленькие игроки, которые к оптовой торговле полиграфическими материалами в полном смысле не имеют отношения, не имеют инфраструктуры и долгосрочных планов. Как правило, такие компании импортируют одну-две ассортиментные позиции и работают год-два, до возникновения рисков.

В чем же причина поразительной стабильности на рынке оптовой торговли бумагой?

Я считаю, что причина в наличии широкой полиграфической базы, на которой все находят свои ниши. Кроме того, есть региональные компании. Все игроки находятся не в лучшем финансовом положении, и это не позволяет им покупать и поглощать друг друга. С другой стороны, за прошедшие годы в разных компаниях сложилась совершенно разные культуры бизнеса, что тоже препятствует объединению. Такие попытки были, но пока ни к чему не привели. Что будет завтра — покажет время.

Источник

logos
Наверх